Лейкоз – это не страшно

Лейкоз – это не страшно?

Пока что это не так. Тем не менее, уже сегодня можно говорить об огромных достижениях в лечении острых лейкозов

Пока что это не так. Тем не менее, уже сегодня можно говорить об огромных достижениях в лечении острых лейкозов. О статистике выживаемости, ситуации в регионах, разных подходах к стерильности и многом другом мы поговорили с Еленой Николаевной Паровичниковой, руководителем отдела химиотерапии гемобластозов, депрессий кроветворения и трансплантации костного мозга ГНЦ, доктором медицинских наук и председателем совета «Фонда борьбы с лейкемией».

Руководитель отдела химиотерапии гемобластозов, депрессий кроветворения и трансплантации костного мозга ГНЦ, доктором медицинских наук и председателем совета «Фонда борьбы с лейкемией» Елена Николаевна Паровичникова

– Можно ли утверждать, что острый лейкоз излечим?
– Острый лейкоз не приговор. При некоторых формах вплоть до 90% больных выздоравливают. Хотя, конечно, они проходят огонь и воду – тяжелое и длительное лечение. У ряда больных в программах терапии необходимо использовать трансплантацию аллогенного костного мозга. Но если все лечение проводить вовремя, даже в самых тяжелых случаях выживаемость достигает 50%, и это много, ведь раньше любой лейкоз был абсолютно фатальной болезнью.

– А когда случился этот прорыв в лечении лейкозов?
– В начале 70-х годов прошлого века, то есть 40 лет назад. До этого все до одного погибали. В конце 1980-х – начале 1990-х годов показатели выживаемости составляли 25-30%. Но наука не стоит на месте. Появляются новые средства выхаживания после химиотерапии, новые молекулы, новые подходы. И за последние 25 лет удалось удвоить показатели выживаемости. Может быть, у нас все развивается не так уж быстро, как хотелось бы, но прогресс очевиден. К примеру, в США уже сейчас детский острый лимфобластный лейкоз считается таким заболеванием, о котором можно бабушке с дедушкой не рассказывать. Когда выживаемость у детей 95% – за это стоит бороться.

– Сложно ли попасть в Гематологический научный центр на лечение?
– В нашем центре официально около 250 гематологических коек. Отделение острых лейкозов рассчитано на 36 коек. Но поскольку в регионах с гематологией не везде дела обстоят благополучно, к нам приезжают из разных городов, и потому иногда приходится что-то придумывать, госпитализировать в другие отделения. Если у нас есть место – мы всегда положим.

– Сколько людей в год заболевает острыми лейкозами?
– Точной статистики острых лейкозов в Российской Федерации не существует. Примерно в год заболевает около 4 500 – 5000 человек. Физически в ГНЦ мы не можем лечить 5 000 человек. Именно поэтому ГНЦ много лет выстаивает единую стратегию для всех гематологов страны. Из тех регионов, где с нами сотрудничают, мы практически не принимаем пациентов. Просто консультируем, помогаем, но само лечение происходит на месте. Только если требуется трансплантация костного мозга от родственного или неродственнго донора – пациента отправляют в Москву или Санкт-Петербург. Но есть регионы, где даже с первичным химиотерапевтическим этапом все очень плохо. Оттуда люди и приезжают.

– От чего зависит наличие или отсутствие в регионе «хорошей гематологии»?
– Чаще всего это возможности лечебного учреждения, решение администрации и желание самого гематолога. Гематология очень хлопотная штука. Если терапевт или хирург может работать один, то лечение лейкозов всегда командное, и в этой команде должны быть и реаниматологи, и нефрологи, и лор-врачи, и акушеры-гинекологи, и современные лаборатории цитогенетики, молекулярной биологии, микробилологии и т.д. И во многих лечебных учреждениях просто нет возможности создать такие условия. На это нет ни денег, ни административных ресурсов.

Если появляются люди, у которых есть желание что-то изменить, на это уходят годы, но ситуация меняется, служба выстраивается. К примеру, в Екатеринбурге и Иркутске это получилось. Очень многое зависит от руководителя центра. И в ГНЦ есть изменения: например, за последние 4 года благодаря новому заместителю директора по трансфузиологии Татьяне Владимировне Гапоновой появилась отличная Служба крови, удалось сформировать полностью безвозмездное донорство тромбоцитов.

– Почему у нас и на Западе в корне отличается подход к стерильности помещений, где находятся больные лейкозами?
– Если соблюдаются гигиенические правила, при признаках вирусной инфекции надевается маска – этого достаточно. Но только в том обществе, где люди каждый день моют голову, меняют нижнее белье, переодеваются и принимают душ. В нашем обществе нужен другой подход. Иначе это заканчивается плачевно. Поэтому мы продолжаем настаивать на том, чтобы в палатах люди переодевались в халаты, надевали маски.

– Сколько трансплантаций в год проводится в ГНЦ и какова статистика их успешности?
– В целом за год было 200 трансплантаций. Процент развития рецидива зависит от того, на каком этапе лейкемии мы взяли пациента. Если мы берем как шаг отчаяния, бывает и такое, пациент готовился и шанса толком нет – процент рецидива очень велик. Трансплантация в развернутом лейкозе по сути бессмысленна, но мы не отказываем людям. Если же пересадка костного мозга выполняется в первой ремиссии, то процент рецидивов крайне невелик: 10-15%.

Конечно, есть потери, связанные с самой процедурой (примерно 15%), но в целом выживаемость больных в первой ремиссии после трансплантации около 70-75%. Это очень существенные показатели.

– Двести трансплантаций – это много или мало?
– Для такой большой страны, как наша, – это мизер. Мы должны выполнять около 2500 – 3000 трансплантаций в год. Все упирается в деньги, в кадры, и в этой ситуации – в государственную программу по трансплантации. Например, была программа «Онкология», были выделены огромные средства и усилия, и это способствовало во многом позитивному сдвигу.

– А как обстоит дело с обезболиванием при лечении лейкозов?
– В целом с сильными онкологическими болями пациенты с лейкозом сталкиваются редко. Боли при трансплантации связаны в основном с теми или иными осложнениями – это поражения слизистых, боли, связанные с поражением пищевода, боли в животе (когда слизистая ЖКТ отторгается), и поэтому обязательный компонент сопровождающего лечения – это обезболивающие. Но у нас – в гематологии – это временная ситуация: неделя, две, и боли не сравнимы с теми, которые переносят больные с другими онкологическими заболеваниями.

Читать еще:  Капельные вливания для восстановления кровоснабжения мозга

– Можете ли вы не принять пациента на трансплантацию только по возрасту?
– В нашей практике самому взрослому пациенту было 68 лет, с более взрослыми больными пока нет опыта. Но думаю, со временем мы и к этому подберемся. В Германии есть опыт успешной трансплантации пациентам старше, даже 77 и 78 лет. Здесь важно понимать, что в Европе совсем другое отношение к жизни. Средняя продолжительность жизни там 85 лет, и потому, сделав трансплантацию в 70 лет, ты сможешь прожить еще 15 лет. Надеюсь, очень скоро и мы к этому придем.

Материал подготовлен при поддержке Фонда борьбы с лейкемией.

Прогноз при лейкозе

Прогноз при лейкозе

Прогноз при лейкозе

Лейкоз – это наиболее распространенное среди детей онкологическое заболевание крови. Данная болезнь делится на несколько видов, у каждого свое течение и свои характеристики. Соответственно, прогноз при лейкозе зависит от вида заболевания.

Прогноз при остром миелобластном лейкозе

Успех лечения ОМЛ во многом зависит от возраста пациента. Как правило, чем моложе человек, тем выше вероятность достижения стойкой ремиссии.

Среди взрослых людей с острым миелобластным лейкозом прогноз следующий:

  • в 25% случаях выживаемость пожилых людей составляет 5 лет;
  • молодые пациенты имеют больше шансов на полное излечение;
  • выживаемость людей в возрасте около 45 лет составляет более 50% случаев, некоторые из них имеют шансы на полное излечение, к другим болезнь через некоторое время возвращается;
  • у пациентов, возраст которых больше 65 лет, пятилетняя выживаемость составляет 12%.

У детей с острым миелобластным лейкозом прогноз лучше, чем у взрослых пациентов: 5-летняя выживаемость детей до 15-летнего возраста составляет 60-70%.

Существуют некоторые прогностические факторы, которые могут повлиять на исход заболевания. Прогноз при лейкозе ухудшается, если:

  • пациент старше 60 лет;
  • уровень белых клеток крови во время выявления болезни очень высокий;
  • у пациента есть другой тип рака;
  • в клетках есть конкретные генетические мутации;
  • для контроля рака необходимо провести более двух курсов химиотерапии.

Прогноз при остром лимфобластном лейкозе

При остром лимфобластном лейкозе прогноз зависит от возраста пациента на момент диагностики болезни. Как правило, чем моложе человек, тем выше вероятность успешного лечения. Но в целом болезнь по-разному развивается у разных людей.

Вероятность пятилетней выживаемости пожилых пациентов составляет около 40%, при этом к некоторым людям болезнь через некоторое время может вернуться. Прогноз для детей с ОЛЛ лучше, чем для взрослых. Вероятность пятилетней выживаемости для детей составляет более 88%.

В случае диагностики острого лимфобластного лейкоза прогноз зависит от определенных прогностических факторов, к которым относятся:

  • возраст человека – чем моложе пациент, тем выше вероятность излечения;
  • пол пациента – женщины, как правило, имеют большие шансов на выздоровление;
  • уровень лейкоцитов – чем выше количество белых клеток крови, тем прогноз хуже;
  • тип лейкоцитов при лейкемии;
  • наличие цитогенетических изменений хромосом уменьшает шансы на выживание.

В случае если лейкозные клетки обнаруживаются в мозге или спинномозговой жидкости при диагностике острого лимфобластного лейкоза, прогноз существенно ухудшается. Некоторые генетические аномалии в лейкозных клетках также уменьшают вероятность успешного излечения. Сложным для лечения считается лейкоз, для контроля которого требуется применение длительной индукционной химиотерапии.

Прогноз при хроническом миелоидном лейкозе

Прогноз лечения ХМЛ зависит от ряда различных факторов, включая стадию болезни во время диагностики и реакцию организма на лечение. В среднем хронический миелоидный лейкоз имеет следующий прогноз: выживаемость сроком 5 лет составляет около 90%. Современные биологические методы терапии, такие как иматиниб, нилотиниб и дазатиниб позволяют избавиться от признаков болезни на долгие годы и достичь стойкой ремиссии.

В случае если биологические методы лечения не работают, может быть принято решение о трансплантации стволовых клеток, которая обычно увеличивает выживаемость пациентов в течение 15 и более лет. Если хронический миелоидный лейкоз выявлен на поздних стадиях, прогноз, к сожалению, неблагоприятный.

Прогноз при хроническом лимфоцитарном лейкозе

ХЛЛ не поддается лечению, но так как недуг развивается очень медленно, терапия позволяет держать болезнь под контролем в течение многих лет. Хронический лимфоцитарный лейкоз имеет следующий прогноз: в среднем 44% мужчин и 52% женщин живут минимум 5 лет после постановки диагноза.

ХЛЛ имеет три стадии развития (А, В, С). В целом прогноз зависит от стадии, на которой выявлена болезнь:

  • на стадии А – выживаемость составляет 10 и более лет,
  • на стадии В – пациент живет от 5 до 8 лет;
  • на стадии С – выживаемость составляет от 1 до 3 лет.

Также успех лечения хронического лимфоцитарного лейкоза и его прогноз зависят от ряда разных факторов, таких как своевременность диагноза, качество лечения и реакция болезни на химиотерапию и другие методы лечения. Вопросы о вероятности успешного контроля болезни обсуждаются с врачом, проводящим диагностику и медикаментозную терапию. В некоторых случаях врачи проводят специальные испытания, позволяющие определить варианты оптимального лечения и перспективы достижения стойкой ремиссии.

Специалисты продолжают исследования, позволяющие составлять прогноз развития болезни в зависимости от определенных факторов. Так, например, проводится мониторинг увеличения количества лейкоцитов в крови на протяжении некоторого времени, и если количество белых клеток увеличивается в крови не очень быстро, то пациент имеет хорошую перспективу.

Также на прогноз заболевания влияют некоторые генетические изменения, позволяющие определить перспективы и разработать оптимальный план лечения.

Прогноз при волосатоклеточном лейкозе

Исход лечения волосатоклеточного лейкоза зависит от ряда различных факторов, в том числе:

  • стадии болезни во время ее диагностики;
  • реакции рака и организма пациента на лечение.

В большинстве случаев волосатоклеточный лейкоз имеет хороший прогноз. Заболевание, как правило, развивается медленно и в течение многих лет контролируется лекарственными препаратами, поэтому обычно пациенты живут достаточно долго. Для подробной консультации необходимо поговорить со своим врачом.

Читать еще:  Хронический геморрой: причины развития, специфические симптомы и методы лечения

В целом, 96% людей с диагностированным волосатоклеточным лейкозом имеют хороший прогноз и живут минимум 10 лет после выявления болезни. Но стоит учитывать, что из-за редкости данного вида рака статистика основана на небольшом количестве людей.

В случае рецидива заболевания назначается последующее лечение, позволяющее достичь успешной повторной ремиссии. В результате вторичного лечения волосатоклеточного рака прогноз следующий: через 5 лет после лечения болезнь возвращается у 24-33% пациентов, через 10 лет болезнь рецидивирует у 42-48% пациентов.

Обычно после быстрого рецидива болезни врач назначает другое лечение, если же болезнь после первичной терапии не проявлялась длительное время, то при вторичном раке лечение не меняется.

В целом прогноз при лейкозах зависит от типа патогенных клеток, стадии болезни на этапе диагностики, возраста и состояния здоровья пациента, а также профессионализма врача, проводящего терапию. В большинстве случаев после лечения пациентам назначается курс препаратов, корректирующих гормональный фон, а также общеукрепляющая терапия, направленная на профилактику инфекционных осложнений. Такие меры позволяют обеспечить стойкую ремиссию и улучшить прогноз.

Острый лейкоз крови

Лейкозом принято называть опухоли, возникающие в кровеобразующих клетках, впоследствии поражающие костный мозг. Заболевание делится на две группы: хронический лейкоз и острый. Они отличаются между собой строением опухолевых телец. При острой лейкемии клеточный субстрат напоминает бласты. В зависимости от цитохимических и морфологических показателей острый лейкоз крови может быть: миелобластным, монобластным, миеломонобластным, промиелоцитарным, мегакариобластным, недифференцируемым, лимфобластным.

Лечение острого лейкоза крови

Лечить лейкемию научились не так и давно, всего на всего в 90-х годах в прошлом столетии. Во время прохождения курса лечения пациент должен находиться в полнейшей изоляции. Его палата периодически облучается ультрафиолетовыми и бактерицидными лампами для того, чтобы полностью избавиться от болезнетворных микробов. Процесс лечения направлен на подавление дальнейшего развития недоброкачественных клеток и на уничтожение уже находящихся в крови опухолевидных образований.

Острый лейкоз достаточно тяжело и проблематично лечить, так как даже всего одно недозрелое кровеобразующее тельце может спровоцировать повтор заболевания.

Для того, чтобы остановить выработку новых бластов пациенту прописываются медикаменты, относящиеся к цитостатикам – препятствующим образованию опухолей средствам.

После и во время прохождения курса терапии у больного всегда возникают: рвота, слабость, тошнота, облысение, недомогания. К сожалению, от этих побочных эффектов до сих пор не удается избавиться или хотя бы их минимизировать. Острый лейкоз предполагает лечение глюкокортикоидными гормонами, отвечающими в организме за иммунные процессы.

После качественно сделанной терапии множество пациентов выздоравливает, если у них был хронический лейкоз, то удается получить стойкую ремиссию. Если не наступило улучшение или заболевание начало прогрессировать, то пациенту требуется пересадка костного мозга. Его берут у здорового человека. После пересадки нормальные клетки начинают активизировать стандартное функционирование костного мозга больного, затем наступает длительная долгожданная ремиссия или полное выздоровление. Эффективность лечения лейкемии напрямую зависит от того, на какой стадии было выявлено заболевание.

Прогноз на выздоровление от острого лейкоза крови

Недавно проведенные статистические подсчеты свидетельствуют о том, что на сто тыс. человек приходится около 10-ти больных лейкемией. Причем представители мужской половины человечества заболевают в полтора раза чаще женской. Пик заболеваемости приходится на возрастную группу 10-18 лет. Минимальный уровень наблюдается в возрасте 10-13 лет.

К сожалению, у острой лейкемии прогноз выживаемости гораздо ниже, чем у хронической. Острая лейкемия протекает стремительно, агрессивно. Заболевание очень плохо поддается лечению. Острая форма рака крови без правильного лечения быстро приводит к летальному исходу пациента, но при правильно назначенной терапии шансы выздороветь повышаются.

Вероятность вылечиться находится в пределах 60-85%. В общем, лечение острого лейкоза и его прогноз зависят от возраста больного и от того, как реагирует на терапию злокачественная опухоль. Острый лейкоз крови считается опасной болезнью, плохо вылечиваемой в нашей стране. Только больные, отправленные за границу, получают шансы вылечиться полностью.

Есть ли шансы на выздоровление у больных острым лейкозом

Многие пациенты, заболевшие острым лейкозом, задают врачам один и тот же вопрос: какие у них есть шансы на выздоровление? Не все медики говорят правду. Многие предпочитают больным ничего не сказать, а все обсудить с родными или близкими. Что касается шансов на выздоровление от острого лейкоза, то они есть всегда, нужно только не опускать руки, верить и надеяться. На текущий момент придумали новейшие способы лечения, позволяющие существенно увеличить продолжительность жизни таким пациентам.

Современные методы лечения лейкемии:

  • Основной метод – химиотерапия. Пациенту назначают медикаменты, подавляющие рост недоброкачественных клеток. Избавление от острого лейкоза и шансы на выздоровление зависят от правильно подобранного курса. При этом должна учитываться не только стадия, но и форма лейкоза тоже.
  • На втором месте стоит моноклональное лечение. Оно основано на использовании моноклональных тел, применяемых для уничтожения злокачественных опухолей.
  • На третьем месте по частоте применения стоит радиотерапия. После ее прохождения у пациентов в несколько раз повышаются шансы на устойчивую ремиссию или полное выздоровление.
  • Пересадку костного мозга пациенту предлагают только в тех случаях, если не помогли все перечисленные выше методы. Этот метод дает возможность произвести замену неправильно функционирующей кроветворной системы на нормально работающую, взятую у донора. Ими, как правило, выступают родственники. После пересадки костного мозга шансы выжить у больных возрастают в 5-6 раз.
  • Новейшая медицинская разработка в области лечения рака – таргетная терапия. Воздействие направляется на злокачественное образование, его молекулярные процессы. Больному назначаются такие лекарственные препараты, которые уничтожают бласт, не оказывая вредного влияния на нормально развивающиеся ткани и органы.

Очень важно, чтобы во время лечения острого лейкоза врачи для каждого больного подбирали индивидуальные схемы, а не пользовались стандартными методами.

Гематология. ОСТРЫЕ ЛЕЙКОЗЫ: КЛАССИФИКАЦИЯ, ДИАГНОСТИКА И ЛЕЧЕНИЕ

*Импакт фактор за 2018 г. по данным РИНЦ

Читать еще:  Общие рекомендации по повышению уровня сахара в крови

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Читайте в новом номере

Острый лейкоз – заболевание, в основе которого лежит образование клона злокачественных (бластных) клеток, имеющих общую клетку-предшественницу. Бласты инфильтрируют костный мозг, вытесняя постепенно нормальные гемопоэтические клетки, что приводит к резкому угнетению кроветворения. Для многих типов лейкозов характерна также бластная инфильтрация внутренних органов.

Острый лейкоз подразделяют на лимфобластный (ОЛЛ) и миелобластный (ОМЛ). Считается, что возникновение острого лейкоза могут обусловить следующие факторы:

  • неустановленные (чаще всего);
  • наследственные:
  1. синдром Дауна
  2. синдром Блума
  3. анемия Фанкони
  4. атаксия-телеангиэктазия
  5. синдром Клайнфелтера
  6. несовершенный остеогенез
  7. синдром Вискотта – Олдрича
  8. лейкоз у близнецов
  • химические:
  1. бензол
  2. алкилирующие агенты (хлорамбуцил, мельфалан)
  • радиоактивное облучение
  • предрасполагающие гематологические расстройства (миелодисплазия, апластическая анемия)
  • вирусы HTLV-I, вызывающие Т-клеточный лейкоз и лимфому у взрослых.

В последние десятилетия достигнуты значительные успехи в лечении острых лейкозов. Пятилетняя выживаемость зависит от типа лейкоза и возраста пациентов:

  • ОЛЛ у детей – 65 – 75%;
  • ОЛЛ у взрослых – 20 – 35%;
  • ОМЛ у пациентов моложе 55 лет – 40 – 60%;
  • ОМЛ у пациентов старше 55 лет – 20%.

Различия между ОЛЛ и ОМЛ базируются на морфологических, цитохимических и иммунологических особенностях названных типов лейкозов. Точное определение типа лейкоза имеет первостепенное значение для терапии и прогноза.
Как ОЛЛ, так и ОМЛ в свою очередь подразделяются на несколько вариантов согласно FAB- классификации (French-American-British). Так, существуют три варианта ОЛЛ – L1, L2, L3 и семь вариантов ОМЛ:

  • М0 – недифференцированный ОМЛ;
  • М1 – миелобластный лейкоз без созревания клеток;
  • М2 – миелобластный лейкоз с неполным созреванием клеток;
  • М3 – промиелоцитарный лейкоз;
  • М4 – миеломоноцитарный лейкоз;
  • М5 – монобластный лейкоз;
  • М6 – эритролейкоз;
  • М7 – мегакариобластный лейкоз.

В соответствии с экспрессируемыми антигенами ОЛЛ делится на Т-клеточный и В-клеточный типы, включающие в себя в зависимости от степени зрелости несколько подтипов (пре-Т-клеточный, Т-клеточный, ранний пре-В-клеточный, пре-В-клеточный, В-клеточный). Четкая корреляция между морфологическими и иммунофенотипическими вариантами отсутствует, за исключением того, что морфология L3 характерна для В-клеточного лейкоза.
Что касается ОМЛ, иммунофенотипирование (т.е. определение экспрессируемых антигенов) не всегда помогает различить варианты М0 – М5. С этой целью дополнительно используют специальное цитохимическое окрашивание. Для постановки диагноза эритролейкоза (М6) и мегакариобластного лейкоза (М7) бывает достаточно иммунофенотипирования.

ОЛЛ наиболее часто возникает в возрасте 2 – 10 лет (пик в 3 – 4 года), затем распространенность заболевания снижается, однако после 40 лет отмечается повторный подъем. ОЛЛ составляет около 85% лейкозов, встречающихся у детей. ОМЛ, напротив, наиболее часто встречается у взрослых, причем частота его увеличивается с возрастом.

Клинические проявления при лейкозах обусловлены бластной инфильтрацией костного мозга и внутренних органов. Анемия проявляется бледностью, вялостью, одышкой. Нейтропения приводит к различным инфекционным осложнениям. Основные проявления тромбоцитопении – спонтанное образование гематом, кровотечения из носа, матки, мест инъекций, десен. Характерны также боли в костях, лимфаденопатия, гепатоспленомегалия. Возможны затруднение дыхания в связи с наличием медиастинальных масс, увеличение яичек, менингеальные симптомы. При ОМЛ встречается гипертрофия десен.

Общий анализ крови: возможно снижение уровня гемоглобина и числа тромбоцитов; содержание лейкоцитов – от менее 1,0 • 10 9 /л до 200 • 10 9 /л, дифференцировка их нарушена, присутствуют бласты.
Коагулограмма может быть изменена, особенно при промиелоцитарном лейкозе, когда в бластных клетках имеются гранулы, содержащие прокоагулянты.
Биохимический анализ крови при высоком лейкоцитозе может свидетельствовать о почечной недостаточности.
Рентгенограмма органов грудной клетки позволяет выявить медиастинальные массы, которые встречаются у 70% больных с Т-клеточным лейкозом.
Костномозговая пункция: гиперклеточность с преобладанием бластов.
Иммунофенотипирование – определяющий метод в разграничении ОЛЛ и ОМЛ.
Цитогенетические и молекулярные исследования позволяют выявлять хромосомные аномалии, например филадельфийскую хромосому (продукт транслокации части 9-й хромосомы на 22-ю; определяет плохой прогноз при ОЛЛ).
Люмбальная пункция используется для выявления поражения центральной нервной системы (нейролейкоз).

Все пациенты с подозреваемым или установленным лейкозом должны быть как можно быстрее направлены для обследования и лечения в специализированные стационары.
Поддерживающая терапия предусматривает трансфузии тромбоцитов, эритроцитов, свежезамороженной плазмы, антибиотикотерапию инфекционных осложнений.

Факторы ОЛЛ ОМЛ
Возраст Менее 1 года или более10 лет Более 60 лет
Пол Мужской Мужской или женский
Лейкоцитоз Более 50 • 10 9 /л Более 50 • 10 9 /л
Поражение ЦНС Бласты в ликворе Бласты в ликворе
Ремиссия Не достигнута после индукционной терапии Более 20% бластов в костном мозге после 1-го курса лечения
Цитогенетика Филадельфийская хромосома Делеции или моносомия по 5 или 7 хромосомам; множественные хромосомные аномалии

Цель химиотерапии – индукция ремиссии (менее 5% бластов в костном мозге) и последующая элиминация резидуальных бластных клеток посредством консолидирующей терапии. Химиопрепараты нарушают способность злокачественных клеток к делению, а комбинирование двух или трех препаратов повышает эффективность терапии и снижает риск развития резистентности бластов к терапии. Для профилактики и лечения нейролейкоза используются эндолюмбальные введения метотрексата и краниальное облучение.
Трансплантация костного мозга (ТКМ). Аллогенная ТКМ может применяться в случае плохого прогноза при ОЛЛ, при ОМЛ в первую ремиссию, при рецидивах лейкозов. Однако в связи с дефицитом совместимых доноров эта возможность доступна далеко не всем пациентам.
Факторы,обусловливающие плохой прогноз при острых лейкозах, представлены в таблице.

Ранняя токсичность включает тошноту, рвоту, мукозиты, выпадение волос, нейропатии, печеночную и почечную недостаточность, выраженное угнетение кроветворения.
Поздняя токсичность может проявляться поражениями различных органов:

  • сердце – аритмии, кардиомиопатии;
  • легкие – фиброз;
  • эндокринная система – задержка роста, гипотиреоидизм, бесплодие;
  • почки – снижение гломерулярной фильтрации;
  • психика – эмоциональные и интеллектуальные нарушения;
  • вторичные опухоли;
  • катаракта.

Все пациенты с острым лейкозом должны наблюдаться не менее 10 лет по завершении лечения. Особого внимания требуют к себе такие проблемы, как задержка роста и эндокринные дисфункции у детей.

Liesner RJ, Goldstone AH. The acute leukaemias. BMJ 1997;314:733-6.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector